Определение верховного суда рф от 25.07.2017 № 18-кг17-92

Определение Верховного Суда РФ от 25.07.2017 № 18-КГ17-92

Частью 2 ст. 56 ЖК РФ установлено, что решение о снятии с учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях может быть принято жилищным органом не позднее чем в течение 30 рабочих дней со дня выявления обстоятельств, являющихся основанием снятия с учета. Причем этот срок является пресекательным и не может быть восстановлен.

  • Кроме того, распоряжение должно содержать основания снятия с жилищного учета с обязательной ссылкой на обстоятельства, предусмотренные частью 1 ст. 56 ЖК РФ, а именно:
  • 1) подачи заявления о снятии с учета;
  • 2) утраты оснований для получения жилья по договору соцнайма;
  • 3) выезда на место жительства в другое муниципальное образование (кроме Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя);
  • 4) получения государственной или муниципальной субсидии на приобретение или строительство квартиры;
  • 5) предоставления земельного участка (кроме садового) для строительства жилого дома, за исключением многодетных семей;
  • 6) выявления недостоверных сведений в документах, послуживших основанием принятия на учет, а также неправомерных действий должностных лиц жилищного органа при принятии на учет.

Районная администрация в Санкт-Петербурге сняла с жилищного учета семью очередников через 7 лет после приобретения квартиры одним из них. Суды отказали в восстановлении на учете.

Верховный Суд РФ судебные постановления отменил, сославшись на отсутствие в распоряжении ссылки на конкретное предусмотренное законом основание снятия с учета и нарушение срока принятия распоряжения (определение Судебной коллегии по административным делам Верховного суда РФ от 5 сентября 2018 г. № 78-КГ18-28).

2.    Гражданину, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, при котором совместное проживание с ним в одной квартире невозможно, другое жилье должно предоставляться немедленно после возникновения права на его получение

Для внеочередного предоставления жилья лицу, страдающему тяжелым хроническим заболеванием, указанным в Перечне Минздрава России № 987н от 29 ноября 2012 г.

(далее — Перечень № 987н), как и прежде, необходимо наличие соответствующего заболевания и принятие семьи на жилищный учет.

Другое жилое помещение им должно предоставляться немедленно после возникновения права (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 2018 год № 4, вопрос 10).

3.    Требуется подтверждать статус малоимущих семьям очередников, принятых на учёт после 1 марта 2005 г., и семьям инвалидов, чье жилье признано непригодным для проживания на основании п. 54 Положения № 47 о непригодности жилья для проживания

В определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 июля 2018 г. № 41-КГ18-19 отражена необходимость наличия статуса малоимущего, т.к. на жилищный учет семья была принята после 1 марта 2005 г.

Зачем предъявляется это требование – совершенно непонятно, ведь статус малоимущего требуется только для принятия на жилучёт с марта 2005 г. И если семья признана нуждающейся и не снята с учёта, то жильё должно предоставляться независимо от малоимущности, т.к.

это основание не предусмотрено ЖК РФ (но может учитываться при проведении переучёта).

В определении Судебной коллегии по гражданским делам от 26 июня 2018 г. № 71-КГ18-4 по семье очередника, принятой на жилучёт до 1 марта 2005 г., высшая судебная инстанция ссылается на ненадобность подтверждения статуса малоимущей.

Признание малоимущим также требуется нуждающемуся в технических средствах реабилитации инвалиду, чье жилое помещение признано непригодным для проживания на основании п. 54 Положения о пригодности жилья для проживания, утвержденного постановлением Правительства РФ от 28 января 2006 г. № 47.

Этот пункт позволяет признавать непригодным для проживания жилое помещение, которое (а также подъезд в доме) нельзя приспособить для конкретного инвалида-колясочника.

И, соответственно, предоставлять специально приспособленную под потребности инвалида другую квартиру (с оборудованным просторным санузлом, расширенными дверными проемами и др.).

В определении Судебной коллегии по гражданским делам от 15 мая 2018 г. № 18-КГ18-68 Верховный Суд РФ пришел к выводу об обязательности наличия у такого инвалида статуса малоимущего. 

4.    Нелепые основания отказа в предоставлении жилья внеочередникам

  1. В многочисленной практике дел по этой категории Верховный Суд РФ признавал незаконными следующие основания отказа в немедленном предоставлении жилья тяжелобольным внеочередникам, включая явно экзотические:
  2. — отсутствие жилья в жилищном фонде субъекта РФ (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 2018 год № 4, вопрос 10; определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 июля 2018 г. № 20-КГ18-22);
  3. — невыделение средств на строительство жилья в субъекте РФ (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 2018 г. № 41-КГ18-37);

— наличие на учете других внеочередников (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 2018 г. № 41-КГ18-37).

Встречаются и явно абсурдные мотивировки решений нижестоящих судов.

По одному из дел, отказывая прокурору в иске о восстановлении тяжелобольного очередника на жилищном учете, помимо ссылок на все перечисленные выше основания, Верховный суд Республики Тыва сослался на следующее: «для возникновения у ответчика /администрации г.

Кызыл/ обязанности по предоставлению жилого помещения из муниципального жилищного фонда гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, необходимо наделение органа местного самоуправления государственными полномочиями на обеспечение указанной категории граждан жилыми помещениями.

Такой нормативно-правовой акт органом государственной власти Республики Тыва в настоящее время не принят».

Отменяя это судебное решение, Верховный Суд РФ сослался на отнесение полномочия по обеспечению жильем нуждающихся малоимущих очередников к вопросам местного значения прямым указанием Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ, в связи с чем закона субъекта РФ об этом не требуется (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 сентября 2018 г. № 92-КГ18-8).

По другому делу отказ в иске о внеочередном предоставлении жилья как лицу, страдающему заболеванием по Перечню № 987н, суды Республики Дагестан двух инстанций мотивировали какой-то фантастикой: «Законодательной возможности предоставления гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, …, жилого помещения жилищного фонда Республики Дагестан по договору социального найма, с учетом положений статьи 2 Закона Республики Дагестан от 3 февраля 2006 г. № 4 «О категориях граждан, имеющих право на получение жилого помещения из жилищного фонда Республики Дагестан по договору социального найма и порядка его предоставления данным категориям граждан» не имеется, т.к. указанным Законом установлено, что уполномоченный орган составляет сводные списки граждан и по мере введения в эксплуатацию, приобретения, освобождения жилых помещений из жилищного фонда Республики Дагестан принимает решение о предоставлении их гражданам, принятым на учет».

Отменяя этот абсурд, высшая судебная инстанция сослалась на отсутствие подобных положений в федеральном законодательстве (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 июля 2018 г. № 20-КГ18-22)

5.    Нуждающемуся в постоянном постороннем уходе внеочереднику, страдающему заболеванием, при котором совместное проживание с ним невозможно, должна предоставляться дополнительная площадь, по крайней мере, ещё на одного члена семьи – для ухода за ним

Если соответствующим включенным в Перечень заболеванием страдает несовершеннолетний член семьи, то другое жилье предоставляется с учетом площади, необходимой для проживания в нем также по крайней мере одного взрослого члена семьи (постановление Конституционного суда РФ от 22 января 2018 г. № 4-П, определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 2018 г. № 41-КГ18-37).

По нашему мнению, правовая позиция из указанного постановления Конституционного Суда РФ применима и ко всем другим случаям нуждаемости внеочередника в постоянном постороннем уходе (по заключению Бюро МСЭ).

6.    Неважно, являются ли очередники разными семьями и признается ли их квартира коммунальной

В нескольких делах данной тематики суды отказали во внеочередном предоставлении жилья семьям, проживающим не в коммунальной квартире, а в отдельном жилье (изолированной комнате).

Такие решения мотивировались ссылкой на пункт 4 части 1 ст. 51 ЖК РФ: «…проживающими в квартире, занятыми несколькими семьями».

То есть возможность немедленного получения жилья предоставлялась лишь тем внеочередникам, кто проживает в коммуналке.

Столь ограничительное толкование этой статьи высшие судебные инстанции признавали ошибочным, т.к. внеочередникам должно быть предоставлено другое жилое помещение независимо от любых характеристик занимаемого жилья (определение Конституционного Суда РФ от 26 января 2017 г. № 187-О, (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 ноября 2018 г. № 46-КГ18-48.

Впрочем, это нелогичное основание скоро будет отменено.

5 декабря 2018 г. председателем профильного комитета Госдумы Г.Хованской внесен разработанный с нашим участием законопроект № 601359-7 об обеспечении жилищных прав очередников, включая тяжелобольных.

И не имеющих другого жилья граждан, страдающих тяжелой формой хронического заболевания, при котором совместное проживание с ними в одной квартире невозможно, без проблем должны будут принимать на жилищный учёт независимо от того, является ли их квартира коммунальной.

По другому делу со ссылкой на это же основание суды пришли к выводу о том, что семья тяжелобольного очередника в составе матери и ребенка, проживая в квартире, находящейся в собственности её матери и сестры с дочерью, являются с ними одной семьей. И соответственно эта квартира — не коммунальная.

Такую позицию Верховный Суд РФ признал незаконной по изложенным выше основаниям (определение Судебной коллегии по гражданским делам от 26 июня 2018 г. № 71-КГ18-4).

7.    Очередникам нельзя приписывать долю в праве на места общего пользования коридоров и других вспомогательных помещений в искусственно созданных в бывших рабочих общежитиях мегакоммуналках

В одном из аналогичных дел семья очередника с заболеванием по Перечню № 987н была снята с жилищного учета в связи с тем, что занимая ею комната, первоначально расположенная в коридорном общежитии, после перевода общежития в жилищный фонд социального использования стала находиться в 23-комнатной коммунальной квартире размером с весь этаж. И этой комнате была рассчитана приходящаяся на нее доля в площади мест общего пользования этой мегакоммуналки. Тем самым ее общая площадь искусственно увеличилась, превысив норму предоставления, хотя в комнате не появилось ни кухни, ни санузла. Такой издевательский расчет общей площади жилья Верховный Суд РФ признал незаконным и восстановил семью на жилищном учете (определение Судебной коллегии по административным делам от 31 октября 2018 г. № 44-КГ18-12).

8.    Отодвигается на 5 лет срок принятия на жилучет или предоставления жилья в случае ухудшения жилищного, а не материального положения семьи очередников

По одному из дел, рассмотренному в Тюменской области, семье было отказано в принятии на жилищный учёт со ссылкой на недавнюю продажу 4 собственных автомашин, что было расценено как намеренное ухудшение имущественного положения, не позволяющее им получить статус малоимущего, и затем претендовать на принятие на жилучет.

Признавая распоряжение об отказе в принятии на учет незаконным, суд первой инстанции сослался на возможность отложения на 5 лет срока принятия на жилучет (или предоставления жилья при подходе очереди) в случае ухудшения жилищного, а не материального положения семьи очередников. Как они не имели никакого жилья, так и не приобрели. А продажа движимых вещей не приводит к состоянию, требующему участия органов власти в обеспечении семьи другим жильем.

Отменяя это решение и отказывая в иске, апелляционный суд неправильно истолковал ст. 53 ЖК РФ, регулирующую указанные правоотношения.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 ноября 2018 г. № 89-КГ18-12 определение апелляционной инстанции было отменено, решение городского суда восстановлено в силе по приведенным выше основаниям.

9.    Внеочереднику, страдающему тяжелой формой хронического заболевания с невозможностью совместного с ним проживания, принятому на жилучет после 1 января 2005 г., другое жилье предоставляется местной, а не областной администрацией

Городской суд удовлетворил иск прокурора, поданный в защиту больного тяжелым хроническим заболеванием с невозможностью совместного с ним проживания, к местной администрации о предоставлении вне очереди другого жилья.

Верховный суд республики решение отменил, указав об отнесении полномочий по предоставлению жилья инвалидам к полномочиям республиканской власти.

Верховный Суд РФ отменил это апелляционное определение и оставил первое решение в силе, сославшись на ст. 17 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» от 24 ноября 1995 г. № 181-ФЗ, ч. 2 ст. 49, ч. 3 ст.

52 ЖК РФ и положения Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г., согласно которым полномочие по предоставлению жилья внеочередникам отнесено к вопросам местного значения (определение Судебной коллегии по гражданским делам от 10 октября 2017 г.

№ 21-КГ17-19, Обзор судебной практики Верховного Суда РФ 2018 г. № 2 вопрос 11).

Аналогичное определение вынесено Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ 24 июля 2018 г. № 39-КГ18-3.

В другом деле определением от 30 октября 2018 г. № 304-ЭС18-17139 судья Верховного Суда РФ отказала Минфину Республики Алтай в передаче кассационной жалобы на решения судов о взыскании с администрации г.

Читайте также:  Документы для налогового вычета на квартиру

Горно-Алтайск денег за исполнение решение суда о предоставлении жилья больному по Перечню № 378.

Судья суда высшей инстанции согласилась с выводом об обязанности субъектов Российской Федерации финансировать обеспечение жильём инвалидов по Перечню № 378, вставших на учет после 1 января 2005 г.

10. Нереализованное право на внеочередное обеспечение другим жильем по заболеванию, входившему в Перечень Правительства РФ № 378, подлежит защите, даже если это заболевание не входит в Перечень Минтруда № 987н от 30 ноября 2017 г.

Отменяя решения судов низших инстанций, Верховный Суд РФ в определении Судебной коллегии по гражданским делам от 20 ноября 2018 г.

№ 85-КГ18-17 указал, что нереализованное право на внеочередное обеспечение другим жилым помещением по заболеванию, входившему в Перечень Правительства РФ № 378 от 16 июня 2006 г.

, подлежит защите, даже если это заболевание не входит в Перечень Минздрава № 987н от 30 ноября 2017 г.

Этот вывод мотивирован ссылкой на часть 1 ст. 6 ЖК РФ о применении акта жилищного законодательства к жилищным отношениям, возникшим после введения его в действие. То есть судам следовало применить Перечень № 378, действовавший на день отказа во внеочередном предоставлении жилья.

Обзор подготовлен МОО «Правозащитная организация «Восход»

7 февраля 2019 г.

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан

  • Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации
  • 27 декабря 2017 г.
  • Рынок добровольного имущественного страхования в настоящее время характеризуется расширением спектра оказываемых финансовых услуг и предлагаемых субъектами страхового дела страховых продуктов, а также ростом числа граждан, использующих страховые услуги для защиты своих имущественных интересов.

Согласно Федеральному закону от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с передачей Центральному банку Российской Федерации полномочий по регулированию, контролю и надзору в сфере финансовых рынков» Банк России наделен полномочиями по регулированию, контролю и надзору в сфере финансовых рынков за некредитными финансовыми организациями, включая субъектов страхового дела.

В соответствии с изменениями, внесенными указанным законом, усилен контроль за соблюдениям прав потребителей страховых услуг, законностью и добросовестностью поведения на страховом рынке.

Верховным Судом Российской Федерации проводится систематическая работа по обобщению практики рассмотрения дел, связанных с добровольным имущественным страхованием.

Так, Пленумом Верховного Суда Российской Федерации приняты постановления от 28 июня 2012 г.

№ 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», в котором разъяснены в том числе вопросы применения законодательства о защите прав потребителей к страховым отношениям, а также постановление от 27 июня 2013 г.

№ 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», содержащее системные разъяснения всех аспектов регулирования добровольного страхования имущества.

  1. К настоящему моменту накоплена значительная практика применения судами правовых норм, регулирующих имущественное страхование, с учетом названных постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации.
  2. Отдельные правовые позиции излагались в периодических обзорах Верховного Суда Российской Федерации.
  3. Настоящий Обзор подготовлен в целях обеспечения эффективной защиты нарушенных прав и законных интересов страхователей, выгодоприобретателей и страховщиков, правильного и единообразного применения законов при рассмотрении дел соответствующей категории.

1. Страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, не может быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.

подробнее

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 16мая 2017 г. № 78-КГ17-27

2. Если иное не предусмотрено законом или иными правовыми актами, стороны договора добровольного страхования вправе по своему усмотрению определить перечень случаев, признаваемых страховыми, а также случаев, которые не могут быть признаны страховыми.

подробнее

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 7 марта 2017 г. № 78-КГ17-5 Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2017 г. № 49-КГ17-3

3. Договором добровольного страхования может быть предусмотрено, что утрата товарной стоимости не подлежит возмещению страховщиком.

подробнее

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 ноября 2017 г. № 16-КГ17-38

4. В случае сомнений относительно толкования условий договора добровольного страхования, изложенных в полисе и правилах страхования, и невозможности установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора должно применяться толкование, наиболее благоприятное для потребителя (contra proferentem).

подробнее

Решение Верховного суда: Определение N 77-КГ17-17 от 25.07.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

  • ВЕРХОВНЫЙ СУД
  • РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • №77-КГ17-17

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 2 5 и ю л я 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова ВВ.,

судей Марьина А.Н. и Жубрина М.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Васильевой Е В к Орлову В И , Орловой О А о признании недействительным (мнимым) договора купли продажи квартиры

по кассационной жалобе Васильевой Е.В. на решение Октябрьского районного суда г. Липецка от 16 июня 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 сентября 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина АН., выслушав объяснения представителя Орловой О.А. — Швалева А.В., представителя Орлова В.И. — Швалевой Л.В., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы,

установила:

Васильева Е.В. обратилась в суд с иском к Орловой О.А., Орлову В.И. и с учетом уточнения заявленных требований просила признать недействительным (мнимым) договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: г.,

заключенный 4 декабря 2014 г. между Васильевой Е.В. и Орловой О.А., а также применить последствия недействительности сделки.

В обоснование своих исковых требований Васильева Е.В. указала, что между ней и Орловым В.И. заключен договора займа на сумму 2 000 000 руб сроком на 1 год с условием уплаты 5% от суммы займа ежемесячно. Гарантией возврата займа должен был служить залог вышеуказанной квартиры принадлежащей ей на праве собственности.

4 декабря 2014 г. Орлов В.И предоставил истице 1 000 000 руб., о чем ею была составлена расписка датированная 3 декабря 2014 г. Договор залога квартиры не зарегистрировали поэтому ответчики предложили ей оформить договор купли-продажи квартиры с супругой заимодавца Орловой О.А.

, пояснив, что спорный договор будет являться договором залога по расписке от 3 декабря 2014 г. В подтверждение Орлова О.А. дала ей письменное обязательство не отчуждать квартиру до 1 января 2016 г. при условии своевременного исполнения обязательств по долговой расписке от 3 декабря 2014 г. В тот же день между Васильевой Е.В.

и Орловой О.А. заключен договор купли-продажи спорной квартиры. 5 января 2015 г. Орлов В.И. передал истице еще 1 000 000 руб., о чем Васильевой Е.В составлена расписка на сумму 2 000 000 руб. Уплату процентов по договору займа она по указанию Орлова В.И. осуществляла на банковскую карту Орловой О.А. до июля 2015 г.

, после чего в связи с отсутствием денежных средств платежи вносить перестала.

Решением Октябрьского районного суда г. Липецка от 16 июня 2016 г оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 сентября 2016 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Васильева Е.В. просит отменить решение суда первой инстанции и апелляционное определение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С В . от 23 июня 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

  1. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
  2. В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
  3. Такие нарушения допущены при рассмотрении данного дела.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Васильева Е.В являлась собственником двухкомнатной квартиры, общей площадью 70,4 кв.м расположенной по адресу: .

4 декабря 2014 г. между Васильевой Е.В. (продавец) и Орловой О.А. (покупатель) заключен договор купли-продажи указанной квартиры за 4 000 000 руб.

Согласно пункту 4 данного договора расчет между покупателем и продавцом полностью произведен до подписания договора и подачи документов на государственную регистрацию.

Письменной распиской к договору купли-продажи от 4 декабря 2014 г Васильева Е.В. подтвердила, что получила от Орловой О.А. денежную сумму в размере 4 000 000 руб. за проданную квартиру.

В силу пункта 12 договора квартира считается переданной покупателю с момента подписания договора, по соглашению сторон договор от 4 декабря 2014 г. принимает силу и значение передаточного акта и составление иного дополнительного документа не требуется.

В этот же день Орлова О.А. выдала Васильевой Е.В. расписку, согласно которой приняла на себя обязательство не отчуждать приобретенную квартиру до 1 января 2016 г. при условии своевременного исполнения обязательств по долговой расписке от 3 декабря 2014 г., а при неисполнения обязательств в течение 3 месяцев продать квартиру в счет погашения задолженности по вышеуказанному долгу.

В ходе рассмотрения дела Васильева Е.В. утверждала о безденежности договора купли-продажи квартиры и получении от Орлова В.И. в долг 2 000 000 руб.: 1 000 000 руб. — 3 декабря 2014 г. и 1 000 000 руб. — 5 января 2015 г. При этом расписка от 5 января 2015 г. составлена на общую сумму переданных ей денежных средств.

Орлов В.И. в ходе судебного заседания не оспаривал факт предоставления 5 января 2015 г. Васильевой Е.В. займа в размере 2 000 000 руб.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что доказательств заключения Васильевой Е.В. договора займа с Орловым В.И. ранее 5 января 2015 г. в материалах дела не имеется. Действия Васильевой Е.В. при заключении с Орловой О.А.

договора купли-продажи спорной квартиры суд оценил как направленные на возникновение правовых последствий предусмотренных этой сделкой, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемой сделки недействительной по мотиву ее мнимости (пункт 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации).

  • Суд апелляционной инстанции согласился с решением суда первой инстанции.
  • Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что состоявшиеся по делу судебные постановления приняты с нарушением норм действующего законодательства.
  • Реальное обеспечение прав и свобод граждан правосудием (пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьи 2, 18 Конституции Российской Федерации) предполагает безусловную обязанность суда исследовать и оценивать все возможные варианты их защиты, поскольку правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).
  • Согласно статье 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

В пунктах 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г.

№ 23 «О судебном решении» разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Рассматривая дело, суд должен установить закон, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и правоотношения сторон определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, вынести данные обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2 статьи 56, статья 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Читайте также:  Приложение "мой налог" для самозанятых граждан

В пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской от 24 июня 2008 г.

№ 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» разъяснено, что при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела. Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела.

Из приведенных норм процессуального права и акта их толкования следует, что ссылка истца в исковом заявлении на правовые нормы, не подлежащие применению к обстоятельствам дела, сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку в этом случае суду надлежит самостоятельно определить подлежащие применению к установленным обстоятельствам нормы права и дать юридическую квалификацию правоотношениям сторон.

Согласно статье 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (пункт 1).

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила (пункт 2).

В обоснование заявленных требований о признании недействительным договора купли-продажи квартиры от 4 декабря 2014 г. Васильева Е.В. со ссылкой на мнимый характер этого договора указывала на то, что при его заключении стороны имели в виду договор займа с залогом спорной квартиры.

При таких обстоятельствах судам первой и апелляционной инстанций для правильного разрешения спора надлежало самостоятельно дать правовую квалификацию заявленным требованиям и разрешить вопрос о наличии либо отсутствии предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований для признания названного договора купли-продажи недействительным как притворной сделки, прикрывающей договоры займа и залога, для чего установить действительные правоотношения сторон, в рамках которых Орлова О.А. дала 4 декабря 2014 г. обязательство Васильевой Е.В. до 1 января 2016 г. не отчуждать приобретенную у нее по договору купли-продажи от 4 декабря 2014 г. спорную квартиру при условии исполнения обязательств по долговой расписке от 3 декабря 2014 г., в противном случае продать квартиру в счет погашения задолженности по вышеуказанному долгу, а также дать оценку действиям Васильевой Е.В. по неоднократному перечислению в 2015 г. крупных денежных сумм на банковский счет Орловой О.А.

Однако суды никакой оценки указанным обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения спора, не дали, и ограничились лишь выводом об отсутствии оснований для признания оспариваемой сделки мнимой, что повлекло за собой вынесение решения, не отвечающего требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Допущенные судами нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.

Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 сентября 2016 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

  1. При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.
  2. Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
  3. определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 сентября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий

Судьи

Вопросы банкротства в практике ВС РФ

29 апреля 2019

Обзор правовых позиций, сформированных в I квартале 2019 г., а также тех, что появились в декабре 2018 г., но не вошли в предыдущий обзор

«Технологии» контролируемого банкротства, «мораторные» проценты, «банкротный туризм» и другие истории, рассмотренные Верховным Судом.

Настоящий обзор ни в коем случае не призван подменить одноимённый официальный сборник правовых позиций, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ, а представляет собой исключительно обобщение его позиций с предварительными объяснениями для тех читателей, которые не являются специалистами, но хотят быть в курсе актуальных изменений.

Определение от 03.12.2018 №303-ЭС18-11878(1,2) по делу №А51-21631/2015

Суть: Проблема аффилированных кредиторов в делах о банкротстве, вводимых в процесс прежними собственниками бизнеса ради сохранения контроля над активами, известна в практике давно и изучена весьма тщательно. Однако «технологии» контролируемого банкротства не стоят на месте, и время от времени изобретаются новые схемы.

  • Одна из таких возможных схем привлекла внимание Верховного Суда и в данном случае.
  • В рассмотренной ситуации должник-гражданин, являвшийся контролирующим участником финансовой компании, взял у последней под видом займа сумму в валюте, эквивалентную примерно 1,4 млрд рублей, которая была переведена третьим лицам в счёт исполнения неких обязательств должника.
  • Впоследствии право требования этой суммы было уступлено другой компании, возглавляемой сыном супруги должника-гражданина, которая и обратилась в суд с заявлением о включении требования в реестр требований кредиторов.
  • Верховный Суд указал на необходимость проверки как займа, так и уступки права требования на предмет притворности, указав, что когда контролирующее лицо компании рассматривает её имущество как свое собственное, изымает из её оборота прибыль под видом получения займов с тем, чтобы в дальнейшем противопоставить требование аффилированного лица требованиям независимых кредиторов, заемных отношений между таким лицом и компанией не возникает, так как суммы займов оно предоставляет фактически само себе.

Определение от 04.12.2018 №5-КГ18-237

Суть: Налоговые органы в случае неполного исполнения обязательств перед бюджетом по итогам банкротства организации любят пользоваться специфическим механизмом – возложением оставшихся обязательств на руководителя должника в порядке субсидиарной ответственности, но в отдельном процессе.

В данном случае на директора компании-банкрота обязательства по уплате налога попытались возложить на основании ст. 9 Закона о банкротстве – за несвоевременную подачу заявления о признании должника банкротом, отсчитывая эту обязанность с момента получения компанией требования об уплате этого самого налога.

Однако ст. 9 Закона о банкротстве в применимой редакции предусматривала возложение на виновного в такой просрочке руководителя лишь обязательств, возникших после возникновения такой обязанности, тогда как в данном случае со всей очевидностью обязательство по уплате налога возникло до направления соответствующего требования, на что и указал Верховный Суд, отказав в иске.

Определение от 10.12.2018 №305-ЭС18-12827 по делу №А40-134515/2017

Суть: По общему правилу, поручитель несёт самостоятельную (то есть сверх суммы основного долга) ответственность перед кредитором за неисполнение обязательства основным должником, лишь если это прямо предусмотрено договором. Однако это правило не распространяется, в частности, на проценты, начисляемые по ст. 395 ГК РФ.

Вместе с тем, в случае введения любой процедуры банкротства на начисление этих процентов Законом о банкротстве накладывается мораторий, а вместо них начинаются начисляться так называемые «мораторные» проценты.

В рассматриваемом случае кредитор в связи с банкротством основного должника попытался предъявить проценты по ст. 395 ГК РФ к поручителю.

Однако Верховный Суд указал на то, что коль скоро основной должник имеет обязательство только по уплате мораторных процентов, то и к поручителю применяются они же (существенным отличием является то, что при их расчёте применяется только та ключевая ставка, которая была утверждена ЦБ РФ на момент введения соответствующей процедуры, тогда как «обычные» проценты меняются каждый раз с утверждением новой ставки).

Определение от 17.12.2018 №305-ЭС18-14419 по делу №А40-147349/2016

Суть: Классическая в каком-то смысле схема «записывания имущества на жену» на случай банкротства всё чаще и чаще ломается в делах о банкротстве граждан в силу режима общей собственности супругов.

Вот и в данном случае Верховный Суд указал на необоснованность вынесенного нижестоящими судами отказа в оспаривании сделки по продаже земельного участка по заниженной цене, право собственности на который было зарегистрировано в ЕГРН только на жену должника, но уже после заключения брака, исключительно по причине отсутствия зарегистрированных прав на этот участок у самого должника.

Определение от 24.12.2018 №304-ЭС18-13615 по делу №А03-22218/2015

Суть: По общему правилу, супруг или супруга должника-физического лица вправе требовать выдела доли в общем имуществе до обращения на него взыскания в целях погашения требований кредиторов.

Однако Верховный Суд разъяснил, что это правило не применяется к случаям обращения в деле о банкротстве взыскания на имущество, являющееся предметом залога, поскольку применительно к данному имуществу супруг или супруга должника, по сути, является созалогодателем.

Определение от 27.12.2018 №305-ЭС17-4004(2) по делу №А40-80460/2015

Суть: Подавая заявление о привлечении контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности по мотиву совершения ими действий по выводу активов, конкурсные управляющие обычно одновременно заявляют ходатайства о применении обеспечительных мер в виде наложения ареста на имущество этих лиц для обеспечения исполнения возможного будущего решения об удовлетворении соответствующего требования.

Однако при этом, в силу общей нормы ст. 92 АПК РФ, управляющие должны также представлять доказательства наличия риска невозможности исполнения судебного акта.

Управляющий же может делать лишь предположения о наличии такого риска, но весьма ограничен в сборе доказательств, поскольку контролирующие лица с момента возбуждения дела о банкротстве по понятным причинам склонны скрывать от управляющих любые сведения о своём финансовом положении.

В рассматриваемом определении Верховный Суд указал, что разумных предположений управляющего в таких ситуациях для применения обеспечительных мер вполне достаточно.

Определение от 21.01.2019 №302-ЭС18-528 по делу №А33-15936/2016

Суть: По общему правилу, в силу ст. 139 Закона о банкротстве имущество должника в процедуре конкурсного производства продаётся с открытых торгов. Вместе с тем, в силу ст. 142.1 того же закона, имущество должника, нереализованное с торгов, может быть передано кредиторам в качестве отступного.

В рассматриваемом случае решением общего собрания кредиторов проведение торгов было признано нецелесообразным, а имущество передано в качестве отступного напрямую.

Верховный Суд указал на незаконность подобной прямой передачи в связи с тем, что хотя участники должника и не имеют права на удовлетворение их корпоративных требований наряду с конкурсными кредиторами, они, тем не менее, могут претендовать на имущество, оставшееся после расчётов с этими кредиторами, в связи с чем передача имущества кредиторам без попытки его продажи по рыночной цене (которая может оказаться больше совокупного размера требований кредиторов) необоснованно заранее лишает участников должника указанной возможности.

Определение от 21.01.2019 №306-ЭС16-9687(3) по делу №А57-17295/2014

Суть: По общему правилу, сделка, совершённая с ликвидированной впоследствии организацией, не может быть признана недействительной в силу отсутствия одной из сторон подвергаемого реституции обязательства.

Однако в рассматриваемом случае из этого правила Верховный Суд сделал исключение в связи с тем, что по оспариваемой подозрительной сделке права требования к должнику были уступлены третьему лицу, которое попыталось включить свои требования в реестр требований кредиторов, в связи с чем лишение других кредиторов возможности оспорить первоначальную сделку лишило бы их права на судебную защиту.

Определение от 24.01.2019 №305-ЭС16-6318(9) по делу №А40-171885/2014

Суть: В силу п. 1 ст. 61.1 Закона о банкротстве, в деле о банкротстве могут быть оспорены сделки, совершенные как самим должником, так и третьими лицами за счёт должника. Однако конструкция «за счёт должника» для многих судов по-прежнему остаётся не конца понятной.

В данном деле, например, Верховный Суд, признавая необоснованными отказы нижестоящих судов в оспаривании по признаку предпочтительности (ст. 61.3 Закона о банкротстве) платежей, совершённых дебитором должника по его поручению в адрес кредитора должника в счёт причитающихся должнику средств, указал, что подобный платёж вполне укладывается в указанную норму.

Определение от 31.01.2019 №304-ЭС17-21966(3) по делу №А45-27225/2016

Суть: Многие не очень добросовестные застройщики практикуют «опосредованную» продажу квартир по незначительно отличающимся схемам, суть которых всегда заключается в одном и том же – вместо самого застройщика с покупателем (как правило, гражданином) «предварительный» договор купли-продажи заключает некое «агентство», которое лишь «обязуется приобрести» испрашиваемую квартиру у застройщика и передать её покупателю.

Читайте также:  Может ли иностранец быть самозанятым в россии

В рассматриваемом случае Верховный Суд в очередной раз указал на притворность подобных конструкций и на то, что покупатели квартир по таким договорам в случае банкротства застройщика имеют право на включение своего требования о передаче квартиры в реестр требований кредиторов самого застройщика.

Определение от 25.02.2019 №305-ЭС18-16327 по делу №А41-40947/2018

Суть: Сравнительно новым «ноу-хау» в делах о банкротстве физических лиц до недавнего времени был так называемый «банкротный туризм» – манипулирование территориальной подсудностью с помощью фиктивной регистрации должников по «месту жительства» в отдалённых регионах (особой популярностью пользовались республики Северного Кавказа и дальневосточные регионы вроде Камчатки и Магадана).

В рассматриваемом же деле Верховный Суд РФ признал подобного рода фокусы неприемлемыми и указал на необходимость соблюдения первоначальной подсудности. Аналогичная позиция изложена и в определении от 21.03.2019 №308-ЭС18-25635 по делу №А63-9583/2018, где Верховный Суд признал правильной передачу дела о банкротстве на рассмотрение по настоящей подсудности.

Определение Верховного Суда РФ от 10.09.2019 № 78-КГ19-25

  • ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  •  № 78-КГ19-25
  • ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 10 сентября 2019 г. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской  Федерации в составе 

председательствующего Марьина А.Н. судей Гетман Е.С, Киселёва А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску  конкурсного управляющего закрытого акционерного общества «СК «СТИФ»  к Поповичу Евгению Степановичу о взыскании денежных средств, 

по кассационной жалобе Поповича Евгения Степановича на решение  Невского районного суда г. Санкт-Петербурга от 29 января 2018 г. и  апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам  Санкт-Петербургского городского суда от 2 октября 2018 г. 

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации  Киселёва А.П., выслушав объяснения представителя Поповича Е.С. — Санфирова Д.И., поддержавшего доводы кассационной жалобы, 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда  Российской Федерации 

установила:

конкурсный управляющий ЗАО «СК «СТИФ» обратился с иском к  Поповичу Е.С. о взыскании денежных средств. В обоснование исковых  требований указал, что в период с декабря 2014 по декабрь 2015 года со  счетов ЗАО «СК «СТИФ» в пользу Поповича Е.С. в качестве займа были  перечислены денежные средства в размере 1 350 000 руб., которые в  добровольном порядке ответчиком не возвращены. 

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 29 января  2018 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной 

 коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от  2 октября 2018 г., исковые требования ЗАО «СК «Стиф» к Поповичу Е.С. о  взыскании денежных средств удовлетворены. 

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене  указанных судебных постановлений. 

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации  Романовского СВ. от 1 августа 2019 г. кассационная жалоба с делом  переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по  гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. 

  1. Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в  кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного  Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению. 
  2. Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса  Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных  постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения  норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела,  без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных  прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом  публичных интересов. 
  3. Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что 17 марта 2014 г. между ЗАО «СК «СТИФ» и  Поповичем Е.С. заключён трудовой договор, в соответствии с которым  ответчик принят на должность начальника отдела материально-технического  обеспечения. Заработная плата установлена договором в размере 112 500 руб.  в месяц. 

Платежными поручениями от 30 декабря 2014 г. ЗАО «СК «СТИФ»  перечислило на лицевой счёт принадлежащий ответчику денежные средства  в сумме 993 000 руб., назначение платежа — предоставление беспроцентного  займа по договору от 30 декабря 2014 г.

№ 22; 31 декабря 2014 г. — 100 000 руб., назначение платежа — предоставление беспроцентного займа по  договору от 31 декабря 2014 г. № 24; 24 апреля 2015 г. — 36 000 руб.

,  назначение платежа — предоставление процентного займа по договору от  24 апреля 2015 г. № 7. 

Решением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской  области от 23 ноября 2016 г. ЗАО «СК «СКИФ» признано несостоятельным  (банкротом). 

25 февраля 2017 г. в адрес Поповича Е.С. конкурсным управляющим  ЗАО «СК «СТИФ» направлено требование о возврате в течение  30 календарных дней с момента получения письма перечисленных им в  качестве займа денежных средств в размере 1 350 000 руб., которое  оставлено ответчиком без удовлетворения. 

Удовлетворяя исковые требования конкурсного управляющего ЗАО  «СК «СТИФ», Невский районный суд г. Санкт-Петербурга, с которым  согласилась судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского  городского суда, приняв во внимание, что ответчик не отрицая факт 

 получения от истца на свой банковский счёт денежных средств в размере  1 350 000 руб., доказательств наличия законных оснований для перечисления  денежных средств не представил, суд, применив положения статьи  1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришёл к выводу об  обоснованности заявленных исковых требований. 

Попович Е.С. возражая против исковых требований, указывал, что  денежные средства, перечисленные на его расчётный счёт являются  заработной платой, в обоснование своих возражений ответчик предоставил  копию пояснительной записки главного бухгалтера ЗАО «СК «СКИФ»  Зеленской Г.В., из которой следует, что платежи, осуществленные на  лицевой счёт Поповича Е.С.

в качестве предоставления займа на общую  сумму 1 350 000 руб. были оформлены некорректно в части указания  назначения платежей. В действительности заёмные отношения между  Обществом и Поповичем Е.С. отсутствовали, договоры займа не  заключались. Денежные средства переводились Поповичу Е.С. для  погашения задолженности по начисленной ему заработной плате.

 

Оценив критически пояснительную записку, суд указал, что  ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих наличие между  сторонами трудовых отношений, а также, что перечисленные истцом  денежные средства являлись выплатой по заработной плате, равно как и  наличие такой задолженности, которая в силу пункта 3 статьи 1109  Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежит взысканию в  качестве неосновательного обогащения. Каких-либо иных доказательств, в  том числе справок по форме 2-НДФЛ, ответчиком также не представлено. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда  Российской Федерации считает, что с обжалуемыми судебными  постановлениям согласиться нельзя. 

Согласно статье 56 Гражданского процессуального кодекса Российской  Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые  она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное  не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие  обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их  доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на  какие-либо из них не ссылались. 

Согласно части первой статьи 15 Трудового кодекса Российской  Федерации трудовые отношения — это отношения, основанные на соглашении  между работником и работодателем о личном выполнении работником за  плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным  расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации;  конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под  управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам  внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий  труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными  нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, 

  •  коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными  актами, трудовым договором. 
  • Сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель  (часть 1 статьи 20 Трудового кодекса Российской Федерации). 
  • В целях регулирования трудовых отношений по смыслу положений  части 5 статьи 20 Трудового кодекса Российской Федерации работодателями  — физическими лицами являются, в том числе физические лица,  зарегистрированные в установленном порядке в качестве индивидуальных  предпринимателей и осуществляющие предпринимательскую деятельность  без образования юридического лица. 
  • Трудовые отношения возникают между работником и работодателем  на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с  настоящим Кодексом (часть первая статьи 16 Трудового кодекса Российской  Федерации). 
  • Трудовые отношения между работником и работодателем возникают  также на основании фактического допущения работника к работе с ведома  или по поручению работодателя или его уполномоченного на это  представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом  оформлен (часть третья статьи 16 Трудового кодекса Российской  Федерации). 
  • В части первой статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации  дано понятие трудового договора как соглашения между работодателем и  работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить  работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия  труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными  нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права,  коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами  и данным соглашением, своевременно и в полном объеме выплачивать  работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять  определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под  управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего  трудового распорядка, действующие у данного работодателя. 
  • Трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в  двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами (часть  первая статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации). 

Трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и  работодателем, если иное не установлено трудовым договором, либо со дня  фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению  работодателя или его представителя. При этом работник обязан приступить к  исполнению трудовых обязанностей со дня, определенного трудовым  договором. 

Одним из основных признаков возникновения трудовых отношений  является выполнение работником трудовой функции. Факт заключения  трудового договора свидетельствует о возникновении между сторонами  правоотношений по трудоустройству, которые предшествуют 

 непосредственно трудовым отношениям и заканчиваются, когда работник  приступил к выполнению трудовой функции. 

По смыслу взаимосвязанных положений статей 15, 16, 56, 61, части  второй статьи 67, статьи 303 Трудового кодекса Российской Федерации, если  с работником оформлен трудовой договор в письменной форме и работник  приступил к работе, наличие трудового правоотношения презюмируется, в  связи с чем доказательства отсутствия трудовых отношений должен  представить работодатель.

При разрешении вопроса, имелись ли между  сторонами трудовые отношения, суд в силу статей 55, 59 и 60 Гражданского  процессуального кодекса Российской Федерации вправе принимать любые  средства доказывания, предусмотренные процессуальным  законодательством. К таким доказательствам, в частности относятся  письменные доказательства, свидетельские показания, аудио- и видеозаписи.

 

  1. Однако суд, вследствие неправильного толкования приведенных норм  материального права, а также неправильного распределения бремени  доказывания имеющих значение для дела обстоятельств, при наличии  заключенного между истцом и ответчиком в письменной форме трудового  договора, неправомерно возложил на истца обязанность по доказыванию  факта трудовых отношений. 
  2. В силу абзаца 7 части второй статьи 22 Трудового кодекса Российской  Федерации, работодатель обязан выплачивать в полном размере  причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в  соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами  внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами. 
  3. Частями первой, второй статьи 135 Трудового кодекса Российской  Федерации установлено, что заработная плата работнику устанавливается  трудовым договором в соответствии с действующими у данного  работодателя системами оплаты труда. 

В нарушение вышеуказанных норм закона стороной истца не  представлено доказательств, подтверждающих, что денежные средства в  размере 1 350 000 руб. не являются выплатой задолженности по заработной  плате Поповича Е.С, а являются платежами, перечисленными ответчику  сверх установленной заработной платы. 

Между тем, бремя доказывания возложено судом на ответчика исходя  из положений статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации. 

Судом не учтено, что денежные средства в размере 1 350 000 руб.,  перечислены ответчику в соответствии с трудовым договором в счёт  выплаты заработной платы из расчёта 112 500 руб. 

При этом нарушение работодателем трудового, а также налогового  законодательства и правил ведения бухгалтерского учёта и иные  допущенные им нарушения правил внутреннего распорядка могут  свидетельствовать о нарушении прав работника, но не могут служить  основанием для выводов о том, что Попович Е.С, работавший в ЗАО «СК  «СТИФ», и надлежаще исполнявший свои трудовые обязанности, не имеет  право на вознаграждение за свой труд. 

 С учетом изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам  Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить  апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам  Санкт-Петербургского городского суда от 2 октября 2018 г. с направлением  дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. 

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального  кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам  Верховного Суда Российской Федерации 

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам  Санкт-Петербургского городского суда от 2 октября 2018 г. отменить,  направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. 

Председательствующий Судьи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *